Приветствую Вас Неизвестный | RSS

dinalt

Понедельник, 19.02.2018, 15:16
Главная » Статьи » Мои произведения » Рассказы

Мертвый мир
Я парю над рекой. Вода в ней отравлена и не жива. Холодный ветер играет с этой жидкостью нехотя, словно ему противно все это. Сейчас зима, но заметить это сложно. Раньше здесь бы лежал снег, но мир изменился. Резко, и бесповоротно, одним рывком.
Через несколько секунд из воды показывается душа, которую я жду. Она поднимается неспешно, осматриваясь вокруг. Как и многие другие, она удивляется тому, что продолжает видеть, слышать и мыслить. Вдруг замечает меня, парящего рядом, и сразу все понимает.
У меня нет косы – это чья-то злая шутка, я вообще не люблю холодное оружие, как и любое другое, но я в черном балахоне. Оружие несет боль и смерть... Я не люблю когда кому-то больно. Почему кто-то решил, что я должен радоваться людской смерти?
- Это верно, что за самоубийство отправляют в Ад? – спрашивает душа Марка.
- Нет, не переживай… - отвечаю я. – Но зачем ты это сделал?
- У нас есть несколько минут? – ответил вопросом Марк.
- Да… даже больше, - спокойно отвечаю я. Нет смысла его торопить.
Он уносит меня немного в сторону, где мы вскоре находим несколько палаток. Подлетаем к одной из них и заглядываем внутрь.
- Это моя дочь, - тихо произносит Марк, указывая на девочку лет десяти, - Ника.
В этот момент девочка спит. Она еще не знает, что ее отец умер. Ника спокойно лежит, укрытая старым грязным пледом. На ее лице улыбка.
- Наверное, ей снится зеленая трава, цветы, парки, - продолжает Марк, - мы часто говорим об этом. Точнее, говорю я, рассказываю, как это было… она почти не помнит это все… - он замолкает на несколько мгновений, потом продолжает. - А еще моя жена, Кэтрин. Если я не уйду, они тоже умрут, не смогут дожить до весны. Нам всем не хватит еды и воды на два месяца.
Мы подлетаем к другой палатке, он хочет мне ее показать. Кэтрин красивая женщина лет тридцати, с длинными русыми волосами. Она тоже спит, не подозревая, что муж покинул их с дочерью навеки.
- А что будет весной? – уточняю я.
- Весной? – через несколько секунд переспрашивает Марк, - весной должно прорости зерно, которое мы посадили.
Марк склоняется над своей женой, пытается нежно поцеловать ее, но ничего не выходит, он просто просачивается сквозь.
- Надеюсь, они не узнают, что я убил себя… - произносит он, - не хочу, что бы они чувствовали себя виноватыми.
- Нам пора, - тихо говорю я.
Марк, молча, соглашается, и мы направляемся к выходу из этого мира. Это над Землей, на обратной стороне Луны, но в другом измерении. Живой никогда не найдет эту дверь.
- Они выживут? – вдруг спрашивает он, когда нам уже пора расставаться.
- Не знаю, - честно отвечаю. – Я не вижу будущего, я всего лишь Смерть.

Сейчас у меня совсем нет работы. Даже меньше, чем было в самом начале, когда человек только возник, отделился от общей массы животного мира. Тогда людей еще было мало, и выжить им было сложно. Природа не хотела отступать, отпускать своих отпрысков дальше, по лестнице эволюции, но люди смогли победить. Поставить природу на колени…
Смерть человеческого индивида стала мне привычной уже давно. Еще бы, ведь я и есть Смерть. Я служу проводником из этого мира. Такая у меня работа. Когда умирает человек, я провожу его душу на другую сторону. Прочь отсюда. Что их ждет там, мне не ведомо, но я точно знаю, что души рождаются на Земле, что нет ни Рая, ни Ада, и что перерождение – просто красивая легенда…
Последние несколько месяцев я работал не покладая рук. Приходилось проводить на тот свет сотни тысяч людей разом, а я так люблю беседовать с душами умерших… Когда человек умирает он вдруг понимает все. Он закрывает глаза живым, имея множество вопросов и планов, а открывает уже мертвым, осознавая, что все эти планы – прах.
Война… Война – это далеко не решение проблемы, это способ создать множество новых проблем. Все войны заканчиваются миром, который можно было бы заключить сразу, не начиная убийств. Но многие люди не могу стерпеть того, что они не в состоянии принять. Они готовы убивать, лишь бы не пришлось этого понимать. Даже готовы умереть, как часто и происходит.
Эта война была самой ужасной из тех, которые я видел. Ее нельзя назвать самой жестокой, здесь не было зверских расправ и терзаний живой плоти. Люди умирали тысячами и миллионами, не чувствуя боли.
И вот теперь у меня совершенно нет работы. Я могу беседовать с каждым умершим часами и даже сутками. Но они редко вызывают у меня подобное желание. Большая часть выживших, просто жестокие убийцы. Другие просто не способны были выжить в этом мире. Я даже сомневался, что у них есть душа. Но она была, а значит, я должен был провести ее.
Когда я возник, за несколько секунд до первой смерти человека, я уже знал, что нужно делать. Тогда люди были такими же, почти. Они только что перестали быть зверьми, только что в них родилась душа, у которой есть путь дальше, после смерти. Тогда их было несколько десятков. Сейчас их несколько сотен. Таков результат сотен тысяч лет.
И убийцей человека стала вовсе не природа, которой он так боялся вначале. Человек сам уничтожил себя. Прихватив с собой и ту самую природу, своего злостного «врага».

- Все уже закончилось, - говорю я, - больше никаких мучений.
Молчит, не отвечает. Его убили его же «друзья». Они втроем уничтожили лагерь беженцев, убив всех, не щадя женщин, детей и стариков. Можно было бы сказать, что они облегчили им жизнь – пищи не хватало, и люди медленно умирали от голода, болезней, жажды. Я провел каждого из них. Люди безмолвно радовались своей смерти. Их лица были печальны, но глаза благодарили меня и убийц за то, что они освободили их от тел. Они сами боялись это сделать, не зная, что дальше есть продолжение. Жизнь после смерти.
На троих награбленного было вполне достаточно, тем более они уже обнаружили следующий лагерь, и знали, куда идти дальше. Но видимо его товарищи решили, что вдвоем они тоже справятся, а делиться не хочется. Они просто воткнули нож ему между лопаток. Вот и вся дружба.
- Я такой же, как они, - тихо пробормотал умерший. – Зверь, убийца. Я только сейчас это понял, когда умер.
- Если понял, то уже не такой, - попытался успокоить его я.
- Гореть мне в аду, - тихо пробормотал он в ответ.
- Это врядли, Ада нет, - я хотел бы положить руку ему на плечо, как друг, но в мире духов это невозможно.
- Нет? А в чем тогда смысл, если не важно, как ты прожил жизнь?
- В том, что бы ты понял свои ошибки и сделал выводы. Если не сделаешь, то дальше, я предполагаю будет не так хорошо, как могло бы… Ведь там, ты встретишь всех тех, кого встречал в земной жизни.
- Встречу?
- Я думаю - да. Не могу знать точно, но могу утверждать что там, один мир, а не два – Рай и Ад.
Больше ни я, ни он не сказали и слова. Иногда молчание лучше любых слов. Этот человек сейчас очень многое понял. В безмолвной тишине он покинул этот мир, погруженный в свои мысли, возможно, даже не заметив этого.

Большинство людей считают, что осень самое печальное, грустное и депрессивное время года. И их можно понять: вокруг все замерзает, увядает, засыхает и отмирает. Люди сразу же начинают думать о том, что их время тоже ограниченно. Пройдут дни, месяцы, года и наступит их персональная осень: они начнут засыхать, дрябнуть, скрипеть. Каждый день они, сами того не понимая, думают об этой осени и ограничивают себя и свои возможности, ограничивая свои планы таким образом, что бы все успеть сделать, до прихода этой самой осени. И это самое бестолковое в людях! Зачем? Ведь так просто сдерживаешь себя, не позволяя развернуться крыльям на все сто. В итоге человечество развивается медленней, и оно более жестокое.
Страх смерти делает людей в разы более жадными и жестокими. А люди, которые боятся смерти больше других, начинают убивать, им кажется, что таким образом они управляют мной. Люди порой бывают очень смешными.
Я вам расскажу о том, что я считаю самым печальным – это рождение, ведь это первый шаг ко мне. Самый первый. Путь в тысячу миль начинается с одного-единственного маленького шага – это сказал один из земных философов, Лао Дзы. Это справедливо и в отношении Смерти. Путь ко мне начинается в момент рождения, ни раньше, ни позже. И когда ты родился, изменить уже ничего не возможно. Ты обязательно умрешь. Стоит помнить об этом, что бы правильно прожить жизнь.
Этот человек всегда знал об этом. О смерти. Не в том плане, что он знал о моем существовании и присутствии в этом мире. Просто он знал, что все равно когда-нибудь умрет.
Он никогда не хотел быть лучше других – считал, что все равны и в тот же миг – уникальны. Ему очень повезло, в этом жестоком мире он умер своей смертью, в возрасте 80 лет. С веткой в руках, на которую опирался при ходьбе. Олег, так его звали, любил путешествовать, и в момент, когда весь мир рухнул, а он остался жив, он подумал, что это знак. Ему пора отправляться в путь, посмотреть руины того, что он мечтал увидеть воочию. По пути он помог многим людям, не думая, что это поможет помочь ему в Рай.
Я это знаю, я наблюдал за ним,
Он умер, остановившись на секунду, перевести дыхание. Оперся на свой посох, плюнул на землю, оглянулся. И через несколько секунд его тело рухнуло грудой твердого жилистого мяса.
Мы смотрели друг на друга с любопытством. Ему было интересно, что будет дальше. Меня же интересовало, что может сказать человек, проживший такую жизнь. Но он молчал.
Мы направились к выходу, я безумно хотел, что бы он что-то сказал мне, а Олегу, казалось, было все равно.
- Почему ты молчишь? – не выдержал я, - ты этого ожидал после смерти?
В ответ он внимательно посмотрел на меня, улыбнулся.
- Тебе тысячи лет, а ты словно подросток, - произнес он. – Мне нечего тебе сказать, ты знаешь намного больше…
- Тебя не впечатляет смерть?
- И да, и нет. Я знал, что умру, и ждал этого. Точнее ожидал. Теперь я просто смотрю, что происходит. Я не строил каких-либо догадок, не желая ошибиться или попасть в глупую иллюзию. Я хочу увидеть то, что происходит на самом деле.
На этом наш разговор был окончен. Я провел этого человека к выходу, и мы кивнули друг другу на прощание.

Вы помните Нику? Девочку, отец которой убил себя, стараясь спасти ее, и ее мать. Все сложилось так, что теперь она последняя, кого я проведу в иной мир.
Ее мать, Кэтрин, умерла незадолго после смерти Марка. Это было неизбежно – множество болезней ежедневно истязали ее тело, съедая его, клеточка за клеточкой. И она сдалась. Закрыла глаза и ушла, оставив маленькую девочку одну.
Мы с ней не говорили. Кэтрин плакала всю дорогу, не желая простить себе то, что ее дочь осталась одной. Мне было ее жалко, но я не знал, как ее утешить. Я вообще не умею утешать. Мне для этого не хватает понимания чувств боли, одиночества, любви. Сама концепция сопереживания для меня чужда.

Я пришел за Никой ранним утром. Она только проснулась. Точнее просто открыла глаза – большее она сделать уже не могла. Еды все же не хватило, а весна не принесла урожая, как бы этого не хотел Марк.
Она была уже мертва, хоть и не понимала этого. Ее глаза внимательно изучали меня, пытаясь понять, стоит ли ожидать от меня опасности. Я мягко улыбнулся, подмигнул.
- Больше не будет боли и страдания. Скоро ты увидишь своих родителей.
Несколько минут она продолжала рассматривать меня. Потом моргнула несколько раз и почти утвердительно произнесла:
- Ты смерть, да?
Я кивнул.
- Что дальше?
- Я тебе покажу, пойдем за мной, - произнес я, и мы отправились в ее, и мое, последнее путешествие к выходу. – Так вышло, что ты последняя в этом мире.
- И что это значит? Мира больше не будет?
Я сдвинул плечами.
- Наверное, будет. Пройдет время, и на Земле появятся новые люди, наверное, уже другие. И у них будет новая Смерть.
- А ты?
- Я уйду из этого мира вместе с тобой.
В этом момент я, наконец, понял, что пришел мой черед. Я оказался у двери в неизвестность, к которой, в свое время, привел миллиарды людей. Только сейчас я смог почувствовать, что такое страх, ожидание неизвестности, любопытство.
Остановившись там, на секунду, я пережил всю эту бурю эмоций и чувств. А потом посмотрел на девочку, которая держала меня за руку. Она была намного спокойнее и уверенней меня. Ей уже были привычны чувства страха, когда не знаешь, что произойдет в следующую секунду. Ожидание чего-то, что изменит твою жизнь. Любопытство, граничащее с болью и мукой.
Она улыбнулась мне и первой сделала шаг, потянув меня за собой. Держась за нее мне было намного спокойней, будто рядом с самым сильным и мудрым союзником.
Так мы покинули мир, который стал мертвым.
Категория: Рассказы | Добавил: dinalt (28.12.2011) | Автор: dinalt E W|
Просмотров: 502 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]